рунетки

Статья Л.И. Никовской: "Прислушиваться можно, а реагировать – необязательно" опубликована в "Независимой газете"

Прислушиваться можно, а реагировать – необязательно

Лариса Игоревна Никовская - доктор социологических наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН, руководитель Исследовательского комитета РАПН по публичной политике, гражданскому обществу и конфликтам.

Большая часть гражданского общества пока вполне лояльна власти, но запрос на новые стандарты политической свободы никуда не делся

Обращение к истории многократных попыток проведения реформ в российском обществе показывает, что для нашей страны традиционным является стиль преобразований сверху, эффективность которых в сложных обществах неуклонно падает. А уж для антикризисного развития современного российского общества подключение ресурса гражданского общества тем более необходимо! В частности, вне структур гражданского общества невозможно сколько-нибудь серьезно ограничить разъедающую страну коррупцию, которая способна сорвать любые попытки обновления страны. Только развитое гражданское общество может стать прочной базой демократии, без которой невозможно выйти на траекторию устойчивого развития. Помимо этого усложнение геополитических условий задает особые требования к формату устойчивости политической системы.

Гражданское общество сегодня – это не то же самое, что понималось под ним еще 20 лет назад. Это не «общественная самодеятельность», у него сегодня другой облик, другие возможности, технологии и другой уровень профессионализма. Радикально переменились практически все виды коммуникационных, политических и других отношений. Резко возросло влияние независимых научных, исследовательских и иных экспертных структур на политику и экономику. Интернет стал массовым демократическим СМИ гражданского общества. Можно говорить о формировании нового сектора – третьего – гражданского общества, вполне конкурентоспособного наравне с аппаратно-бюрократическими силами по своим организационным, профессиональным и научно-технологическим критериям. Главная задача, которую ставят сегодня перед собой многие организации современного гражданского общества в России – контролировать действия правящей государственной бюрократии и влиять посредством своей гражданской экспертизы на функционирование государственной вертикали власти.

Гражданская и социальная инициатива начинается с решения людьми вопросов на уровне своего подъезда, двора, улицы, района, округа и города. Участвуя в решении городских проблем, граждане берут на себя часть ответственности за принимаемые управленческие решения. Данный факт очень важен, так как совместная ответственность власти и гражданского общества за разрабатываемые и принимаемые управленческие решения повышает уровень солидарности в обществе, степень доверия к органам власти и улучшает взаимопонимание между населением и властями. Истинная свобода всегда подразумевает ответственность за свое поведение и за принимаемые решения. Как известно, общественный интерес не представляет собой механическую сумму частных интересов, он рождается на пересечении совместных запросов и ожиданий, идущих снизу, от самого общества, и решений, посылов, поступающих сверху, со стороны политико-государственных структур. Публичная сфера позволяет этим сигналам «встретиться» и благодаря диалогу, взаимной рефлексии, активному обсуждению (в том числе благодаря и СМИ) найти точки согласия, сопряжения и солидарности для формулирования общих целей и приоритетов, которые и составят основу общественного интереса.

Косвенным подтверждением наличия корреляции между развитием гражданского сознания и ростом параметров среднего класса являются результаты исследований Центра стратегических разработок о положении среднего класса в рентоориентированной экономике. Согласно его данным, главным участником массовых протестных акций в 2011–2012 годах были представители формирующегося городского среднего класса, условно говоря, «новые правые». Серьезные проблемы с коррупцией в реализации права на недвижимость, закрытость и коррумпированность судов подвели средний класс крупных мегаполисов к протестам, поскольку «без развития внутриполитической конкуренции возможности для улучшения защиты прав собственности граждан представляются ограниченными». Представители этого класса, научившись хорошо зарабатывать, в силу обладания высоким качеством своего человеческого капитала были не удовлетворены институциональной средой своей самореализации. Именно они были не удовлетворены идеей стабильности самой по себе, без горизонтов развития и самореализации. Появление в составе среднего класса новых поколений, которые не ведают страха, более образованны и открыты современному миру, включены в сетевые коммуникации, создает мощный запрос на новые стандарты политической свободы, которые ни один политический режим не может игнорировать. Как показали наши исследования, он за прошедшие годы накопил значительный критический потенциал по отношению к институтам публичной политики: их волнуют проблемы коррупции, фальсификации обратных связей, слабая работоспособность судебной системы, отсутствие надежной защиты института частной собственности и неэффективность каналов системного представительства своих интересов.

Большая часть гражданского общества пока вполне лояльна власти. В первую очередь она ждет от власти справедливости, ее требования носят скорее морально-нравственный, нежели политический характер. Эти люди готовы подчиняться, готовы выполнять законы, и для них государственность является наивысшей ценностью при условии, что власть справедлива и отзывчива. Но есть в нем и тот сегмент, который, как спящий вулкан, пока пребывает в латентном состоянии и лишь эпизодически дает о себе знать то выступлениями на Манежной площади, то в Кондопоге и Сагре, то в Бирюлеве, – это радикальный национализм разного толка. Их протест основан не на интересах, а на эмоциях, причем психологически весьма ярких и привлекательных для массы населения, которая пока сохраняет лояльность власти.

Одной из причин роста ценности гражданского участия и активизма стал приход в политику так называемого поколения нулевых – людей, чья политическая социализация пришлась на бурные 1990-е и чья картина мира сформировалась в период демократической трансформации. С одной стороны, у этого поколения представления о политике сложились под влиянием официальной демократической риторики, которую они усвоили изначально, с другой – эта официальная картинка не очень стыковалась с реальными социально-политическими практиками. Такой когнитивный диссонанс подталкивает это поколение к протесту. Именно эти люди в свое время вышли на Болотную и Сахарова, они голосовали за Навального и Ройзмана, и, хотя они не определяют лицо всей российской политики, их присутствие изменило политический ландшафт, который сегодня выглядит не так, как это было еще несколько лет назад.

В проявлении гражданского активизма в нынешних условиях есть и одна особенность: в нем снижается сегмент политической составляющей. Этот процесс начался не сегодня. В целом в 2010 году, как было отмечено в ежегодном Докладе о состоянии гражданского общества, наметилась тенденция перераспределения центра тяжести гражданской активности от политических партий в сторону неполитических общественных объединений. Это было обусловлено снижением эффективности функционирования государственных и муниципальных органов на местах в кризисных условиях, ответственных за четкую и бесперебойную систему жизнеобеспечения. А поскольку жизнь не терпит пустоты, активность граждан автоматически сосредоточилась на восполнении этого пробела.

Перспективными направлениями такого партнерства в глазах представителей гражданского общества сегодня являются здравоохранение, образование, активная старость, адаптация социально уязвимых групп населения и др., то есть практически вся социальная сфера жизни общества.

Рассуждая об особенностях российского гражданского активизма, его стремительном росте (появление все более укрепляющегося движения добровольцев, среди которых вырос сегмент наблюдателей за выборами, сферой ЖКХ и пр.; движения «одной проблемы» – «обманутые дольщики», «Синие ведерки» и др.), стоит указать на ту роль, которую на его развитие оказали сетевые технологии. Средства массовой информации, социальные сети, блоги и иные средства онлайн-коммуникации позволили в кратчайшие сроки аккумулировать значительные человеческие и финансовые ресурсы и оперативно управлять ими. У граждан появилась возможность организовывать группы по интересам онлайн, собирать необходимые ресурсы для проведения мероприятий различной направленности (волонтерство, краудфандинг, социальная помощь и поддержка, юридические и психологические консультации и др.). Социальные сети стали неотъемлемой частью как общественной, так и политической жизни. Так, например, регулярно проводятся акции по сбору средств на помощь людям, попавшим в беду или нуждающимся в помощи по медицинским показаниям.

Однако, несмотря на широкое распространение социальных сетей в обществе, государством не закреплен их официальный юридический статус как полноправных площадок для формулирования и транслирования гражданских инициатив во властные структуры. Государство, несомненно, прислушивается к мнению Сети, но оно не обязано реагировать на гражданские инициативы, организуемые в социальных сетях. Именно поэтому сформировался общественный запрос на создание официальной электронной платформы для озвучивания общественных инициатив и организации голосования в их поддержку. Одной из подобных официальных площадок стал созданный в 2012 году портал «Российская общественная инициатива».

Электронный портал «Российская общественная инициатива» (РОИ) на сегодняшний день представляет одну из наиболее перспективных площадок для политического краудсорсинга в России. Данный интернет-ресурс создан для размещения общественных инициатив гражданами Российской Федерации. Нормативно-правовую основу функционирования портала РОИ составляет указ президента РФ от 4 марта 2013 года № 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива». Под общественной инициативой понимаются предложения граждан РФ по вопросам социально-экономического развития страны и повышения эффективности государственного и муниципального управления. Портал РОИ предоставляет для своих пользователей возможность публикации собственной инициативы по вопросам социально-экономического развития страны или ее отдельного региона, ознакомления с уже размещенными инициативами, голосования в их поддержку, получения информации о ходе и результатах их реализации. Например, по инициативе «Отмена права приоритетного проезда всех автомобилей, кроме автомобилей оперативных служб» (100 108 голосов) подготовлено решение Экспертного совета Открытого правительства и направлено в Общественную палату РФ. В отношении инициативы «Сохранять номер мобильного телефона при переходе от одного оператора связи к другому» принято постановление правительства РФ от 28 ноября 2013 года № 1094. В отношении инициативы «Постановка транспортного средства на учет в ГИБДД, снятие с учета, выдача госномеров и другие регистрационные действия должны производиться в течение 1 часа» (100 807 голосов) выпущен приказ МВД РФ и разработан Административный регламент. По состоянию на 02.12.15 на портале РОИ было зарегистрировано 6904 общественные инициативы, на голосовании находилось 2504.

Однако не у всех инициатив, набравших более 100 тыс. голосов, складывается благоприятная судьба. Так, рабочая группа Открытого правительства отклонила общественную инициативу о применении в России статьи 20 Конвенции ООН против коррупции. Этой инициативой предусматривалось введение уголовной ответственности для тех чиновников, которые не смогли бы объяснить свои расходы. Тем самым по решению рабочей группы было отклонено введение в Уголовный кодекс РФ статьи «Незаконное обогащение»…

Стоит вспомнить, что в перестроечное время в условиях ослабления партийно-государственного контроля и демонтажа административно-командной системы произошел рост общественной активности, неформальных политических движений. Такой посыл 1990-х годов позволил задать общие рамки и условия формирования «третьего» сектора как главного инструмента общественного участия, заложив в его основу наиболее демократичную за всю историю России нормативно-правовую базу. Так, в октябре 1990 года Верховным Советом СССР был принят закон «Об общественных объединениях», который впервые заменил разрешительный порядок организации общественных объединений на регистрационный. В статье 17 гарантировалось право на невмешательство органов госвласти и должностных лиц в деятельность общественных объединений. Все это способствовало широкой поддержке властей социально активными гражданами страны. Но начатый в свое время демократический транзит не завершился консолидацией демократии, модернизационный импульс ослаб, постепенно фактически исключив сферу социально-политических отношений из проекта. Усиление административной вертикали реанимировало запрос на институционально управляемое участие общественных сил в привычных схемах «выделенного пространства» и «приглашения в проект». Формат публичной политики все больше стал приобретать свойства имитации, «управляемого представительства». В некоторой степени произошло то, что Александр Аузан точно обозначил как реставрацию «вертикального общественного договора».

А между тем стремительно развивающиеся формы гражданской самоорганизации, неполитических движений чем дальше, тем больше начинают выступать своеобразным «тестером», индикатором исчерпанности административно-управляемой «вертикализации» гражданских отношений, пытаясь вернуть общественным институтам декларируемый им демократический смысл.

Своей деятельностью гражданское общество либо стабилизирует политическую систему, либо дестабилизирует ее. Все зависит от уровня и качества диалога с государством, доверия и культуры публичной политики. Если вспомнить различные резонансные истории проявления гражданского актвизма за последние годы в стране – будь то «Движение в защиту Химкинского леса» (г. Химки), «Лига избирателей» (общероссийская гражданская инициатива), «Движение против строительства мусоросжигательного завода в Ясеневе» (г. Москва), «Движение в защиту Хопра» (г. Воронеж), «Время ЧЕ» (г. Челябинск), гражданская инициатива «Моя Москва» (г. Москва), различные движения по защите парков, заповедных территорий, движения по защите прав различных слоев населения (пенсионеров, женщин, детей, социальных сирот) и т.д., то можно отчетливо увидеть, что у каждой гражданской инициативы были свои цели: защита экологии района, защита интересов собственников жилья, защита прав избирателей, пенсионеров, малообеспеченных групп населения и т.д., но всех их объединяет стремление граждан внести свой вклад в решение важных общественных проблем и сделать себя ответственными за принимаемые решения, направить в конечном счете свою энергию в созидательное русло по формированию и сохранению общественного (публичного) блага.          

http://www.ng.ru/ng_politics/2017-01-17/14_6904_reakcia.html

Опубликовано: 26.01.17