Новые модели политической коммуникации: интерактивное взаимодействие граждан и политиков

Лобза Е.В. (Москва)

Анализ возникающих с развитием Интернета новых моделей коммуникации в политическом процессе, изменения роли государства на информационном рынке и его способов и стратегий взаимодействия с контрагентами; роли СМИ вообще и новых информационных технологий, в частности, в качестве гарантов демократии является в настоящее время одним из самых перспективных направлений в политической теории и междисциплинарных исследованиях .
Однако и одним из самых сложных. Начиная изучение процессов политической коммуникации, вызванных развитием новых информационных технологий – и, как сейчас принято писать, становлением информационного общества, вдумчивый исследователь оказывается перед нелегким выбором методологии исследования. В многообразии идей, концепций, официальных документов, статистики (крайне противоречивой) трудно кристаллизовать смыслы.
Анализ концепции и практического воплощения идеи информационного общества – задача всеобъемлющая и практически невыполнимая.
Где та нить, что позволит связать воедино анализ собственно теории информационного общества, сравнение государственных концепций реализации информационного общества и выявление собственно новых политических практик, изменение традиционных политических институтов и процессов ?
Один из возможных подходов - рассматривать теорию информационного общества прежде всего как совокупность авторских текстов, как некоторые футурологические предсказания, которые безумно интересно читать и безумно интересно искать ответ на вопрос – что сбылось и оправдались ли ожидания ?
Возможно анализировать официальные документы и государственные концепции перехода к информационному обществу и сравнивать, например, социально -ориентированную финскую модель информационного общества и основанную на индивидуализме американскую модель «силиконовой долины. Можно искать параметры, по которым такую модель можно построить в России. Можно искать, но не находить.
Мир в 2003 году оказался в принципиально иной ситуации, отличной от прогнозируемой теоретиками информационного общества в 70-е и 80-е годы. Универсальная модель, созданная для американского общества, в Европе выглядит совсем иначе, а при попытке транзита на российскую почву изменяется еще раз. И логичнее предположить, что существуют национальные модели, чем единая универсальная.
Ключевой вопрос – можем ли мы в настоящий момент говорить о новых информационных технологиях (прежде всего Интернете) как об источнике новых моделей взаимодействия общества и государства, граждан и политических лидеров ?
Возникают ли в виртуальном пространстве новые политические практики, которые обусловлены особенностями новой коммуникационной среды?
Влияют ли и как эти практики на реальный политический процесс? Как осваивается политиками эта «территория заповедной свободы» ?
Как влияет Интернет на общество и как общество влияет на Интернет, возможно ли регулировать и как влиять на процессы в Интернете ?
В современной литературе существуют, по крайней мере, три точки зрения или три модели взаимодействия «Реального» и «Виртуального» политического процесса:
Интернет как зеркало процессов и как престижная презентация;
Интернет как кривое зеркало, как катализатор;
Интернет как новая область социального — киберпространство, Terra Incognita.
Первая точка зрения состоит в том, что Интернет–технологии являются лишь зеркалом процессов, которые реально происходят в обществе, и, следовательно, те акторы — политические лидеры, партии и т.д., которые имеют вес в реальной политической системе, переносят этот вес и в Интернет, используя его как еще один коммуникационный канал для своей деятельности. Это достаточно распространенная и уже аргументированная точка зрения.1 Сюда же можно отнести точку зрения экспертов, рассматривающих Интернет как форму «престижной презентации».
Согласно второй точке зрения, Интернет, являясь совокупностью различных сетей, объединенных общей технологией предоставления информации, создает новую социальную ситуацию, не ограниченную национальными границами. И Интернет, предоставив огромные возможности по доступу к информации, выступает катализатором многих негативных явлений. Интернет, как некий феномен конца 20 века создает социальные и технологические проблемы, а возникающие в связи с его функционированием правовые проблемы не являются свойственными только Интернету и присутствуют при работе с любыми сетями и циркулирующей в них информацией.
И третья точка зрения, — которая тоже имеет сторонников (возможно даже, что среди пользователей сети таких большинство) состоит в том, что Интернет создает новую реальность — киберпространство и трансформирует политические и общественные институты. Появляются новые политические практики. Эта реальность еще не оформлена, поэтому очень сложно говорить о законодательном регулировании информационного пространства. Почему? Потому что существует некая специфика того пространства, которое создается. Его отличительные черты — безграничность, постоянная расширяемость, неравномерность развития, связь с протоколами передачи информации, принцип расширения субъектности. То есть не только национальные государства и не только правительства, не только народ как выразитель суверенитета согласно прежним теориям, являются политическими акторами, но благодаря распространению сети Интернет возникают новые центры притяжения власти, новая элита. Возникает новая модель демократии — «электронная демократия» или «демократия участия».2 Появляются новые практики, в основе которых — прямая (непосредственная) коммуникация между гражданами с использованием возможностей новых медиа.
Попробуем посмотреть на российский политический процесс в он-лайне и в офф-лайне через призму этих подходов и выявить элементы новых практик, если они существуют.
Мы предполагаем идти от политической практики и изучения политической коммуникации в Интернете по классической схеме Ласвелла:
«Кто говорит» - изучение самих субъектов информационно - политического процесса (представительств традиционных политических институтов в сети Интернет - анализ сайтов органов государственной власти, политических партий, специфика формирования образа политика в Интернет, новостные ленты и т.д.)
«Кому говорит» - социологические исследования аудитории Интернет – количественные показатели, социально-демографических характеристики, политические предпочтения и т.д.
«По какому каналу» - исследования специфики Интернета как канала политической коммуникации , специфики «новых Медиа»
«С какой целью ?» «С каким эффектом ?» - изучение обратной связи и возникающих моделей коммуникации.
Влияние Интернета на политическую жизнь и общество стоит также изучать в разных политических ситуациях :
• Роль Интернета в предвыборных компаниях и в установлении правил политической игры;
• Интернет во время экстремальных событий (резкое повышение посещаемости новостных и аналитических сайтов во время событий на Дубровке, и т.д.)
• Политический Интернет в режиме стабильного функционирования системы.
Политический сегмент российского Интернета необходимо рассматривать также с точки зрения: типологии сайтов - субъектов коммуникационного процесса
В рамках доклада необходимо рассмотреть ряд проблем, связанных с институционализацией Интернет, прежде всего, как новой среды взаимодействия власти и общества. Характеристики нового канала, а также типы возможной коммуникации между аудиторией и создателями информации, внутри самой аудитории в значительной мере отличаются от уже известных по старым медиа. «Интернет обыгрывает отношения «источник-сообщение-получатель» традиционной коммуникативной модели, ставя их иногда в традиционную схему, а иногда и в абсолютно новые конфигурации», отмечают американские исследователи М. Моррис и К. Огэн.3 Всемирно протянутая паутина (WWW — World Wide Web), дискуссионные группы, электронная почта — все это отличающиеся типы коммуникации между различными по объему (от одного до миллиона человек) аудиториями.
В ходе информационных операций в Интернете модель двухступенчатой коммуникации, разработанная американским исследователем П.Лазарсфельдом4 в конце 1940-х годов, была адаптирована к российским сетевым технологиям: Интернет-проект (Интернет-событие) в качестве импульса; отклик (шум) в традиционных СМИ; привлечение внимания целевых аудиторий к информации.
По мнению Дмитрия Иванова, недолгая история российского Интернета показывает, что наиболее успешными были те проекты, создатели которых целенаправленно работали на реализацию описанной выше схемы двухступенчатой коммуникации.5 Именно поэтому столь эффективными оказались первые выбросы компромата и столь малозначительными многие партийные ресурсы, делавшиеся «для галочки».
По такой двухступенчатой коммуникативной схеме работает и довольно подробно описанная «Модель провокации», и «Модель информационного шума», когда Интернет-событие становится значимым тогда, когда получает резонанс в традиционных СМИ либо распространяется «лидерами мнений», которыми являются пользователями Интернет, а, следовательно, аудитория увеличивается в несколько раз. По этой же схеме пока работает и модель т. н. «Открытого диалога» на примере пресс-конференций политиков в Сети Интернет
Для взвешенного анализа интерактивных форм общения граждан и политиков необходимо решения ряда важных методологических задач:
1. Определить в общих чертах предмет исследования как процесс коммуникации в особой сфере. Речь идет о рамках понятия РУНЕТ и его операциональности. Возможно провести различение языковых игр русскоязычных пользователей сети и основных модераторов политических дискуссий.
2. Содержание экспертных материалов в сети и отчетов по проводимым на некоторых порталах дискуссий дает возможность зафиксировать смены "повесток дня" в связи с текущей политической ситуацией. Необходимо установить наличие (отсутствие) корреляций с традиционными СМИ. "Выпадающие" из "горячего" контекста темы - особый объект исследования, возможный идеологический запас дальнейшей политической борьбы.
3. Изменения информационного наполнения сайтов политических партий и лидеров в течение предвыборного периода 2002/2003 гг. в связи с активностью их региональных представительств. Сайты "живые и мертвые" как индикаторы финансового благополучия (неблагополучия) партийных и общественно-политических структур.
4. Символическое пространство Интернет-СМИ. Устойчивые и подвижные мифологемы в российской части сети: проблема цифрового неравенства, молодежно-демократической ориентации интернет-изданий, интернет как "трибуна маргиналов" и др. Использование политических символов в рекламе и дизайне в России.

1. См.: Дэвис Р. Политическое влияние Интернета. Доклад на международной конференции «Информационное общество и интеллектуальные информационные технологии XXI века». Москва, 28–30 марта 2001 г. http://www.futurerussia.ru/conf/
2. См.: Барлоу Д.П. Декларация независимости киберпространства // Zhurnal.ru. 1996. № 1. http://www.zhurnal.ru/1/deklare.htm. (Оригинальный текст: http://www.eff.org//Publications/John_Perry_Barlow/); Барбрук Р., Камерон Э. Калифорнийская идеология. http://www.zhurnal.ru/4/calif1.htm; Треанор П. Интернет как гиперлиберализм. http://www.russ.ru/journal/netcult/98-12-03/treanor.htm (Оригинальный текст: http://web.inter.nl.net/users/Paul.Treanor/net.hyperliberal.html)
3. Morris M., Ogan C. The Internet as Mass Medium // Journal of Communication. 1996. P. 42. Vol. 46. № 1.
4. См.: Лазарсфельд П., Мертон Р. Массовая коммуникация, массовые вкусы и организованное социальное действие // Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М., 1999. С. 138–149. (Оригинальный текст: Lazarsfeld P.F., Merton R.K. Mass Communication, Popular Taste and Organized Social Action // Mass Communication. A Book of Reading / Selected and Edited by W. Schramm. Urbana, 1966).
5. См.: Иванов Д. Российский интернет как средство политической коммуникации. Первая глава истории политрунета // Русский Журнал / Net-культура / Русская сеть: истории (http://www.russ. ru/netcult/history/2002 0313.htm).
Опубликовано: 03.01.06